Подождите пока делается запрос
Наверх
Емельян Пугачев

Мордовия: люди и жизнь

СМОТРИТЕ. ЧИТАЙТЕ. ДУМАЙТЕ.

Информационно-аналитический медийный ресурс

Мы приглашаем начинающих поэтов и писателей, которые могут опубликоваться в нашей рубрике «Дебют».

Высылайте нам свои произведения.

Не стесняйтесь. Мы поддержим вас в вашем творчестве.

Короче говоря, мы идём к вам. Смотрите. Читайте. Думайте.

- Александр Пыков

ГлавнаяРазделыПобеда - наше наследие – Мы нашли тебя, дед!

Статья прочитана: 148 раз.

В том числе сегодня 0 раз!

Мы нашли тебя, дед!

14 января 2020

Более 70 лет моя семья не знала где, когда и в какой мясорубке сгинул дед по отцовской линии. Не знали о его судьбе ни покойные теперь мой отец, ни его брат, ни сестра. Говорили, что где-то то ли под Ленинградом, толи под Сталинградом. От него не осталось ни фотографий, ни писем - ничего. Только мое имя, данное в наследство. 

Его жена и моя бабушка была молодой, когда хворь «сибирки» свела ее в могилу, оставив малолетних детей без материнства. А отец отца из голодного присурья тридцатых годов подался на хоть какие-то заработки сначала к родственникам в сибирскую даль, а потом в Казань.

Осуждать предков за скитания вряд ли разумно. Они были вынужденными. Многие наши земляки за куском хлеба уходили в южные среднеазиатские широты, а многие на восток, вплоть до Сахалина.

И когда дед уже обосновался на волжской пристани – приехал за детьми. Да только теща его, пригревшая малых, побоялась отдать их на далекую чужую сторону, пусть с отцом, но все равно в чужие руки. Так и росли, хоть с бабкой, но сиротами. Дед в редкие годы навещал их. Жалел. Дарил подарки кое-какие, одежонку. Теще своей сказал, чтобы готовила к лету 41-го на переезд. Лето настало. А куда поедешь? Война. С той поры о том, где мой дед, что с ним и как? – стало безвестным. Только какими-то сторонними слухами доходило –воюет. Вот и вся история.

Куда-то раньше писали, о чем-то спрашивали, на что-то надеялись. Но разве мыслимое дело в бумажных архивах на десятки миллионов человек отыскать затерявшее войной имя? Доселе люди еще копают архивы, надеясь на заочную встречу с прадедами, чьи имена проглотила всепоглощающая война. Кому-то везет – находят. А чьи-то семьи, сменяя поколения поколениями все копают и копают, все ищут и ищут. Дети сменяют родителей, внуки и правнуки сменяют дедов и прадедов. Но все равно ищут. И слагают легенды о своей павшей и ненайденной родне. Им все равно когда-то повезет. Должно повести. Так повезет, как повезло мне…

Я нашел его уже в оцифрованном архиве Минобороны. Долго проверял: он ли? Он! Конечно он. И даже по семейному древу с 1742 года, хранимом в моем доме, сходятся все необширные данные. Год рождения. Место рождения. Место призыва – Казань, Приволжский РВК. Ушел воевать в 46 лет добровольцем. Попал под Ленинград, в место, где средняя выживаемость была не более 8-10 часов. Но ему «повезло» несильным ранением.

Нам, ныне живущим и недовольно брюзжащим в сытом благополучии трудно понять, а тем более почувствовать, ощутить тот вселенский ужас переднего края, политого кровью, с раскиданными кусками человеческого мяса, с криками погибающих, сливающихся в единый рев, с взрывами и выстрелами, воем раненых, просящих помощи, зовущих маму и призывающих Господа. Если и был ад на земле, то это было там, на передке, в пекле. И не важно где это было – под Ленинградом или под Сталинградом. Везде, где стоял русский солдат враг рвал его на куски, кромсал, смешивая с землей и пеплом.

Неспособность победить русских вражеская сила во все времена «объясняла» просторами нашей Родины, морозами и распутицей. Ей было стыдно признавать силу, стойкость, мужество русских и свою слабость перед несокрушимой силой нашего воинства.

Нынешнее и будущее поколения вряд ли поймут, как все это можно было выдержать, вынести и пережить. Разве можно понять терпение раненых солдат, обездвиженных на поле боя и ждущих помощи? А потом тяжелые маршруты от медсанбата в переполненных стонущих болью санитарных поездах в тыловые госпитали, со стиранными-перестиранными бурыми от крови бинтами, в набитых под завязку школьных классах, приспособленных под госпитальные палаты. И стоны, стоны, стоны… И смерть, стоящая у каждой койки, ждущая свою жертву. Им, попавшим в преисподнюю войны, казалось, что только она и может избавить от непереносимой боли искореженных тел.

…Санитарный эшелон доставил деда в городок с бравым названием Сокол, в сорока километрах на восток от Вологды. Там он и отмучался 21 декабря 1942 года, а «похоронка», скорее всего, ушла по месту призыва – в Казань. Поэтому 76 лет он оставался безвестным для семьи, пока чудо 21 века под названием «интернет» не «высветило» его имя: похоронен на старом городском кладбище…

В сентябре 2018 года, на своем автомобиле, мы с супругой двинулись в путь. К деду. В Сокол.

Осенний дождь. Слякоть глубоко провинциального города. Неповторимый осенний аромат прелых листьев. Кладбище на окраине города.

- А где тут упокоены воины времен войны? – спросили мы у идущей с кладбища старушки, до нитки, вымокшей под дождем.

-Вот они, могилки-то, - показала рукой на частоколом стоящие серые обелиски. – Туда идите. А еще вон там, за поворотом. Повернете и сразу увидите. Тут много их закопано, царствие им небесное. – И пошла, крестясь и бормоча под нос.

В интернете мы уже видели снимок мемориального комплекса на братской могиле. Поэтому и двинулись «за поворот». Вот он, мемориал. Скорбящая мать, барельеф с военными сюжетами, потухший «вечный» огонь и гранитные плиты с фамилиями. Нет нету на них нашей фамилии. Но все равно он здесь, среди захороненных 628 бойцов, умерших в госпитале. Документы ведь не врут. А чуть в сторонке от гранитного синодика мы увидели недавно установленные временные стелы с фамилиями. Подошли ближе. Вот он, наш дед! Записан в этом святце…

Какое-то необъяснимое чувство, воля или сила заставила подогнуть колени и встать на них перед виртуальным воинским «строем». Коленопреклоненно встать перед дедом, которого я никогда не видел даже на фотографии и имя которого получил ровно десять лет спустя после его гибели. Здравствуй, дед.

…Мы рассыпали на еще зеленый газон братской могилы земличку, привезенную с могилы отца и набрали в мешочек горсть вологодской земли, которую, возвратясь, рассыпали на могиле отца. Так мы их «свели» 76 лет спустя. Там, где они сейчас, расстояние и время ничего не значат, как ничего не значат и десятилетия безвестия. И только память остается смыслом всего того, ради чего и ради кого мы чтим и помним ушедших от нас людей и времена…

Девятого мая 2019 года военный комиссар Сокольского района по просьбе нашей семьи возложил на братскую могилу корзину цветов от внуков и правнуков Пыкова Александра Васильевича…

 

Александр Пыков


Прочтите внимательно нашу статью!

19

0





All rights reserved ©

Информационно-аналитический медийный ресурс

По всем вопросам обращайтесь по адресу E-Mail: alpykov@gmail.com

тел. +7-927-170-64-87, +7(8342) 30-31-50