Подождите пока делается запрос
Наверх
Емельян Пугачев

Мордовия: люди и жизнь

СМОТРИТЕ. ЧИТАЙТЕ. ДУМАЙТЕ.

Информационно-аналитический медийный ресурс

Мы приглашаем начинающих поэтов и писателей, которые могут опубликоваться в нашей рубрике «Дебют».

Высылайте нам свои произведения.

Не стесняйтесь. Мы поддержим вас в вашем творчестве.

Короче говоря, мы идём к вам. Смотрите. Читайте. Думайте.

- Александр Пыков

ГлавнаяРазделыПолитика – Напоминание, как эхо залпов

Статья прочитана: 664 раза.

В том числе сегодня 0 раз!

Напоминание, как эхо залпов

01 октября 2021

Решающий момент истории. Ожидание…

Старенький «Рубин» шершаво показывал цветное изображение боевых действий в Москве. В редакторском кабинете «Советской Мордовии», нарушив все нормы субординации, сидя и стоя толпились сотрудники. На календаре была дата 4 октября 1993 года…

 

Всех волновал вопрос: пальнут или не пальнут? Выстроенные на каменном мосту танки, угрожающе направили жерла своих орудий в сторону мятежного парламента страны, забаррикадировавшегося в «белом доме». Большая часть редакционных телезрителей склонялась к тому, что пальнут. Потому что московская вакханалия из политической стадии стремительно обращалась в боевые действия, подтверждая философский тезис о том, что война – есть продолжение политики другими способами.

 

В предшествующие дни и ночи телевизор «развлекал» население сплошной картиной кровавых драк гражданских с милицией, попеременными атаками с криками «ура», непрекращающимся митинговым горлопанством, трупами с простреленными животами и размозженными черепами. Телевизор бессердечно показывал кровь, растерзанные тела, злобу и всеобщую ненависть. Затянувшаяся агония гибели страны из августа 1991 года, с трудом преодолевшая большие и малые конфликты, как внутри власти, так и за ее пределами, как в Москве, так и на периферии, достигла, наконец, своего апогея в начале октября 1993 года, сконцентрировавшись на Краснопресненской набережной и в Останкино. В проломленные тяжелыми военными грузовиками витрины телецентра ринулись «возмущенные разумом» группы «восставших», которых ОМОН отсекал автоматным огнем от проникновения в студийные аппаратные. Не хватило какого-то дополнительного усилия и натиска на оборонявшихся, чтобы овладеть камерами и микрофонами, и чтобы сообщить миру о завоевании завоеванных в 91-м году завоеваниях.

 

Боевые столкновения были настолько острыми, бескомпромиссными и кровавыми, что у всех наблюдавших эти «вальпургиевы» дни и ночи, не было сомнений в том, что они должны разрешиться чем-то таким крайне необычным и опасным явлением.

 

Появившиеся на телевизионных картинках утром 4 октября танки на мосту обещали страшный в своей исторической позорности конец политическому внутрироссийскому конфликту, почти перешедшему в гражданскую войну. Новая Россия замерла, устремив свое внимание в телевизионные экраны с танками. Неужели стрельнут, тем самым окончательно разрывая страну, политиков и народ, обрекая их на длительное, пусть не явное, но противостояние?  

 

По телевизору это прозвучало каким-то безобидным и совершенно мирным хлопком. Но это был первый залп. Залп в историю. Это был не холостой залп революционно-радикальных матросов «Авроры», а залп боевой атаки одной ветви власти на другую спустя семьдесят шесть лет после авроровского «сигнала».

 

В редакторском кабинете разом ахнули, когда камеры показали разлетающиеся куски здания парламента, от поражения его кумулятивными снарядами. Становилось страшно от понимания какой-то еще до конца не осознанной непоправимой беды, когда вчерашние соратники сошлись в жесткой схватке, демонстрируя ее всему миру. Страшно и от того, что политики (пусть не до конца адекватные) показывали пример разрешения конфликтов не путем применения интеллектуальных способностей, а мордобоем и смертоубийством.

 

Несмотря на то, что танковые орудия поставили определенную точку в развитии московского конфликта, тем не менее, они поощрили расползание «опыта» на территории почти всего бывшего Союза, а особенно на Северном Кавказе.

 

На протяжении нескольких лет и сама Россия находилась на грани распада. Там, где не было боевых столкновений, формировалась не менее опасная межрегиональная фронда центральной власти в виде ассоциаций «Большая Волга», «Большой Урал» и т.д. Несмотря на усиленное убеждение «вождями» этих ассоциаций в их экономической полезности и лояльности к центру, большинство людей понимало, что это было то самое противостояние, которое в любой момент могло перерасти во что-то опасное для страны. Не боевое противостояние усиливалось еще и тем, что в Конституциях республик , уставах краев и областей было намешано такое количество положений независимости от России, что даже небольшая политическая детонация могла привести к непредсказуемым последствиям как для государства, так и для общества. Теперь уже забылось, что «выкорчевывать» самостийность из местных конституций, которая почти на сто процентов могла привести к новым боевым обострениям, пришлось уже новому Президенту В. Путину. Более того, некоторые деятели ставили ему в вину разрушение принципов федерализма, уничтожение свободы государственного устройства и нормотворчества. А то, что его действия были направлены буквально на спасение страны – этого управляющие «элиты» не замечали. Не замечали или не хотели замечать ползучей экспансии против единства страны, которая выражалась в попытках сформировать новые субъекты наподобие т.н. уральской республики, союза сибирских субъектов и т.п. Ими не рассматривались как опасные для страны установленные местными законами право на выпуск своей валюты, заключение международных политических договоров, регулирование порядка нахождения на своих территориях воинских частей, открытие посольств и представительств иностранных государств и тому подобных действий.

 

Все эти события, начиная с путча трех славянских лидеров в Беловежской пуще, танковым расстрелом парламента и последующими войнами, есть ни что иное, как факт полного игнорирования воли народа на избрание пути развития. Как классическую форму цинизма и оболванивания населения можно всуе поминать общесоюзный референдум о сохранении союза в марте 1991 года. А кто-нибудь спросил народ о решениях подписать беловежскую декларацию о разгроме союза? Кто-нибудь из избирателей давал право депутатам расстрелянного в последующем Верховного Совета России на почти единогласное утверждение постановления о кончине СССР, которое поддержали и коммунисты? Кто-нибудь давал право властям на организацию в стране капитализма с особым бесчеловечным лицом? И таких больших и малых фактов надувательства граждан можно насчитать десятки, а то и сотни. К сожалению, дисгармония в отношениях между действиями властей и ожиданиями общества тогда достигла уровня неисправимости. И еще к большому сожалению, эта тенденция продолжается и в современной жизни.

 

Стрельба из танков не была эпизодом в новейшей политической истории государства. Хотя для кого-то она стала неким мимолетным явлением, знаменующим окончание бузы, а для кого-то началом новой жизни, новых тревог и волнений, новых опасностей и бед. 

 

…Редакторский кабинет опустел сразу же после окончания танковых залпов. Уходили молча, почти на цыпочках, стараясь сохранить наступившую тишину и продлить ее как можно дольше. Во всяком случае в своих объявших беспокойством и страхом душах. 


Прочтите внимательно нашу статью!

57

15





All rights reserved ©

Информационно-аналитический медийный ресурс

По всем вопросам обращайтесь по адресу E-Mail: alpykov@gmail.com

тел. +7-927-170-64-87, +7(8342) 30-31-50