Подождите пока делается запрос
Наверх
Емельян Пугачев

Мордовия: люди и жизнь

СМОТРИТЕ. ЧИТАЙТЕ. ДУМАЙТЕ.

Информационно-аналитический медийный ресурс

Мы приглашаем начинающих поэтов и писателей, которые могут опубликоваться в нашей рубрике «Дебют».

Высылайте нам свои произведения.

Не стесняйтесь. Мы поддержим вас в вашем творчестве.

Короче говоря, мы идём к вам. Смотрите. Читайте. Думайте.

- Александр Пыков

ГлавнаяРазделыСоциум – Спасение вопреки...

Статья прочитана: 808 раз.

В том числе сегодня 0 раз!

Спасение вопреки...

19 мая 2021

Реанимация – последняя инстанция спасения, иногда с трагическим исходом…

Ковидная тема, видимо, еще долго будет будоражить умы и здоровье человечества. Поражающие свойства этой беспощадной заразы настолько  глубоки и широки, что спрятаться от нее или увернуться удается далеко не всем. И даже те, кого застигла беда, не всегда могут рассчитывать на больничную помощь. Там тоже работают не боги... Поэтому перефразируя классика спасение в одном: беречься, беречься и беречься. Тем более надо учитывать, что драма, охватившая весь мир, из  трагедий единиц превращается в бесстрастную статистику миллионов, где нет места сожалению потерь. 

 

Мы пообщались с известным в республике человеком, успешно ведущего бизнес, крепкого телом и духом, независимого  по своей природе. Фамилию он просил не называть. Но в случае, если потребуется в ходе какого-то разбирательства, он готов расшифровать себя и внести лепту в улучшение функционирования лечебных учреждений республики.

 

***

-Что заставило Вас обратиться к нам?

 

-Дело в том, что большинство изданий вряд ли бы взялось за эту тему. А в  известные паблики обращаться было не с руки. Слишком в них много намешано всего такого, что в этой мешанине тонет что-то серьезное и заслуживающее внимание как общества, так и государства.

 

-Спасибо за выбор. Что это за тема такая?

 

-Болезнь. Зараза застала неожиданно, хотя и предсказуемо. У меня, как у человека бизнес-активного много общений. И  видимо у кого-то "перехватил" инфекцию. Попытался переболеть в домашних условиях. Однако компьютерный томограф показал 20-процентное поражение легких. Врачи порекомендовали госпитализацию. Так я оказался в республиканской инфекционной больнице.

 

-Хорошо, что вовремя?

 

-Как сказать. Через пару дней охват поражения составил 50 процентов, а спустя еще какое-то время - все 75 процентов.

 

-Но в этом "прогрессе" ведь  больница  не виновата.

 

-Как сказать. Я оказался в числе пациентов, находящихся в зоне риска. И меня быстренько перенаправили в реанимационную палату.

 

-Но ведь это же хорошо. Вас видимо, буквально начали спасать.

 

-Мой опыт, к сожалению,  говорит совершенно  об обратном. Я оказался в помещении приблизительно в 15 квадратных метров, где были размещены койки с шестерыми больными,  в том числе и женщина. Весь палатный контингент находился в обнаженном состоянии. Перез заходом сюда отбираются телефоны и больные раздеваются до трусов. Из технологической начинки только аппараты ИВЛ и  кислородные баллоны с подсоединенными к ним "масками" для дыхания. В общедоступный туалет из реанимации не пускают. Все, даже те, кто мог передвигаться, оправляются, извините, либо в бутылочку, либо в "судно". Атмосфера для кризисных больных такая, что через некоторое время нахождения  здесь, приходило понимание наступления последних дней жизни. Причем, особо хочу подчеркнуть, что в реанимацию я зашел на своих ногах, с осознанием того, что здесь  быстрее смогу  войти в  режим выздоровления. Но как показали последующие три дня я превратился в лежачего неумытого, с нечищенными зубами больного, униженного бутылочками и "суднами". 

 

-Но может быть это такая методика лечения?

 

-В  моем представлении способствовать  лечению могут не только лекарства, но и хотя бы  относительные удобства, а так же, применение лечебной аппаратуры, четкая диагностика, наблюдение и рекомендации врачей. К сожалению, ничего этого в больнице не было. Более того, никто даже не рекомендовал больным лежать на животе, как это и положено. А что  касается применения балонного кислорода, то это анахронизм из середины 20 века. Сейчас там, где заботятся о людях используют кислородные станции. Они важны даже с точки зрения беспрерывного обеспечения  больного кислородом. Дело в том, что баллоны надо отключать и подключать вновь, когда в них заканчивается содержимое. В это время больной не получает спасительной смеси. А если это случиться ночью  наступает беда.

 

А что касается диагностики, то, например, у меня даже  не измерили объема легких, который значительно выше чем у многих людей. При этом лечили так же, как и всех остальных. 

 

-Короче говоря,  в реанимации Вам становилось все хуже?

 

-Именно так.  По сути дела я уже не мог вставать, стал, простите,  липким и грязным. Я понял, что надо как-то спасаться и бежать из этого "заключения". Возникало даже желание снять с медбрата защитный костюми переодется в него для побега. Но в тот момент не только раздеть человека, - я  толком повернуться не мог. Да и подвергать человека  заражению тоже не мог.

 

-Вы считаете, что в обычноей палате выздоровление наступило бы быстрее?

 

-Однозначно. Там есть хотя бы туалет и вода, телефон, чтобы позвонить близким.

 

-Странно.

 

-Ничего странного нет. Просто хочу поделиться одним наблюдением. Медицинские работники занимаются лечением  по, так называемому, протоколу. По сути дела - это  определенный стандарт. Но вдруг выясняется, что  больного этим протоколом не вытянуть и его отправляют  в реанимацию. Если он там умирает, то  трагедию всегда можно объяснить тем, что умер  же он не в обычной палате, а   в реанимации. То есть для него было сделано все.  И даже у следователей не может быть причин для претензий - человек умер в реанимации,  как в последней инстанции спасения. Но на самом же деле, хотя бы в моем случае, реанимация - это предверие в иной мир. Нахождение в ней, как бы, снимает риски врачебной ответственности за печальный исход.

 

-Как же Вам удалось выбраться?

 

-Когда я понял всю безысходность, то начал требовать, чтобы меня перевли в обычную палату, где хотя бы относительные человеческие условия. В конце-концов добился этого. Но был настолько слаб, что по пути в палату не удержался  на ногах и упал, получив серьезную травму.

 

-Чем закончилась Ваша больничная "эпопея"?

 

-Вот видите, я живой. Буквально через день я покинул больницу и принимал лечение дома. По признанию моих знакомых врачей это и спасло меня от угрозы гибели.

 

-Вы во всем вините врачей?

 

-Нет. Организаторов здравоохранения республики в целом и конкретных больниц. Разве они не знают о состоянии наших реанимационных отделений? Разве  они не знакомы  с программой развития отрасли как федерального, так и местного уровня? Ведь не случайно в СМИ приходила информация о лечении  от ковида председателя правительства Сушкова и других статусных лиц в "чистой" республиканской клинической больнице. Это говорит о том, что  они знали о проблемах в "красных" больницах и спасались там, где есть условия, но существовал запрет на нахождение в них заразных больных и где нет такой инфекционной нагрузки, как в "ковидных" больницах, а особенно  в реанимационных отделениях.

 

-Что ж, здоровья Вам и окончательного выздоровления.

 

-Спасибо.

 

Выслушивал выздоравливающего

Александр Пыков


Прочтите внимательно нашу статью!

91

8





All rights reserved ©

Информационно-аналитический медийный ресурс

По всем вопросам обращайтесь по адресу E-Mail: alpykov@gmail.com

тел. +7-927-170-64-87, +7(8342) 30-31-50